You need to upgrade your Flash Player
      Главная » СМИ » Маурицио Перкуоко эксклюзивно для «RIA» о его непростой жизни в Виннице и его «мафии»

Маурицио Перкуоко эксклюзивно для «RIA» о его непростой жизни в Виннице и его «мафии»

 

«Меня 20 людей называют своїм кумом, скоро еще одни крестины – молдавского ребенка…» Это то приятное, о чем он говорил с искренней улыбкой. Только глаза во время всего интервью не скрывали глубину жизни, с которой ему пришлось подняться. Тут, в Украине. Но сначала опуститься…

Разочарование в друге, поджог автомобилей во дворе, восемь ударов молотком по голове… Он терял - свой бизнес, но не талант любить жизнь и замешивать моцареллу. Да, итальянцы знают толк в хорошем сыре. Таких мастеров, как Маурицио Перкуоко мало в самой Италии. Три года назад он как раз замешивал моцареллу в новом цехе по улице Тарногородского, когда к нему приехали из СБУ… «Вышел на три часа, а вернулся через три года…»

Это тот самый итальянец, о котором писала «RIA» в прошлом номере. Тот самый, которого якобы подозревают в запугивании свидетелей итальянской мафии… Но это не он. Уже привык, что все плохое, что связано с пребыванием итальянцев в Виннице, связывают с его именем. Впервые Маурицио Перкуоко решил рассказать читателям газеты, что произошло на самом деле. Нет, это ни в коем случае не оправдание. Всего лишь фрагмент его истории жизни - 48 лет невозможно вместить на газетную полосу. Но хоть кое-что понять нужно…

«Мы с Ириной вместе уже шесть лет»

А все началось с наших детей. После чернобыльской аварии из Винницы отправляли группы школьников на оздоровление в Италию. Тогда Маурицио услышал об украинском городе - его друг предложил поехать «в разведку».

- В турагенстве купили путевки – тур Греция-Турция-Украина, - вспоминает итальянец. - Когда я увидел Одессу, то сразу хотел уехать обратно, домой. Но потом мы поехали в Винницу… Признаюсь, в Украине мы хотели убедиться, настолько ли здесь красивы женщины, как говорят. Убедился – сейчас я женат на украинке, с Ирой мы вместе уже шесть лет…

Впервые в Винницу я приехал 17 апреля 1997 года. Нас было пятеро… На тот момент у меня была в Италии семья. Здесь мы с другом познакомились с сестрами-близнецами. У меня с девушкой отношения не сложились, а друг завел семью с ее сестрой. Соответственно со мной у него тоже испортились отношения, так как он остался в той семье, а до этого сделал все возможное, чтобы я развелся со своей женой в Италии, и тогда бы мы оба женились на винничанках. Мы из-за этого сильно поругались, после чего у меня начались проблемы…

А когда 8 марта под окнами дома подожгли мой «Крайслер», я даже подумать не мог на своего друга. Через месяц точно так же подожгли второй автомобиль – «Альфа Ромео»… Мне друзья в Италии рассказали, что это работа моего итальянского друга, да и сам он потом признался…

Я вложил 60 тысяч долларов в ресторан, и тот же друг меня обманул с этим рестораном. Столько всего было… И два раза обокрали квартиру… В 12 часов дня вынесли все, даже грязное белье. Соседи видели, номера такси записали, я четыре часа в милиции писал – что украли и что сколько стоит… Зато, когда второй раз газом выжгли бронированные двери (запах газа во дворе чувствовался), милиция сказала, что предыдущее ограбление у них не зафиксировано…

А когда познакомился с женой, били восемь раз по голове молотком – хотели украсть мою машину – БМВ. Это было на улице Льва Толстого. Ира вышла из автомобиля, этого и дожидались…

- Мы его еле спасли, - присоединяется к разговору Ирина. – Отвезли в Тульчин, месяц пролежал в больнице… Кто и за что его так? Милиция, как всегда, никакой зацепки не нашла…

М.: Когда говорят, что я устраивал людей на работу, вывозил в Италию – это все неправда. Никому ничего не обещал, единственная – моя жена была в Италии.

 

- Почему после всего пережитого здесь Вы не уехали на родину?

- Пытался… Там у меня фабрика по производству сыра «моцарелла», но моя итальянская жена с помощью того же итальянского друга забрала все – все было на нее оформлено. В Виннице продал в три раза дешевле квартиру, хотел побыстрее вернуться. Но когда приехал, то увидел, что некуда ехать – жена продала два дома, забрала детей и уехала в другой город. Поэтому вернулся в Винницу…

 

- В 90-е года непросто было начинать свой бизнес местным, а как итальянцам?

- Так как в 90-е трогали других людей, нас, итальянцев не трогали. Мы приехали с инвестициями. К тому же я не постоянно здесь жил, на протяжении года - три-четыре месяца. Жили в гостинице, ели в ресторанах, то есть итальянцы были хорошим денежным вложением. Но и тогда, и теперь тяжело в вашем городе начинать бизнес…

 

 

В 2002 году вместе с Игорем Стусом (винничанин, уехал на ПМЖ в Германию) мы решил начать совместный бизнес – производить моцареллу, построили завод, документально все оформили… В 2005 году, четвертого мая, за три дня до открытия Игорь разбился в аварии. Через месяц меня арестовали… Я не понимаю, почему у меня такие проблемы… Черная полоса… За 12 лет моего пребывания в Украине я никому не делал зла, это могут подтвердить все, кто лично со мной знаком. Потом еще и тюрьма…

 

«Тюрьма действительно плачет за мужем»

 

Ирина: - С Аньелло мы познакомились в супермаркете. Мы шли и шли итальянцы. Аньелло говорит: «Здравствуйте!». Это нормально, точно также я в Италии знакомлюсь с украинцами, но итальянцев меньше здесь, чем наших там. Они стараются держаться вместе.

 

Познакомившись, Аньелло предложил попить кофе, пообщаться. Мы согласились. Аньелло спросил Мариуцио, давно ли он в Украине и хорошо ли знает дорогу в Италию. Попросил показать… Вот он с ним и поехал.

 

М.: Я виноват – я поверил ему…

 

- Вы знали о его махинациях с машинами?

 

М.: Нет.

 

И.: Когда были суды, прочитать дела было нереально. Маурицио дали пять лет…

 

Всего отсидел два года восемь месяцев – год в Ужгородском СИЗО, потом в Житомирской колонии. Помиловал Президент…

М.: Когда я сидел, попросил официальную экстрадицию, но как мне объясняли, в моем нахождении в Украине есть заинтересованные люди… Начальник тюрьмы мне говорил: «Зачем тебе Италия? Ты же хороший человек, оставайся…»

 

И.: То, что писали: «За ним плачет тюрьма», это правда – за ним плачет персонал тюрьмы. Если спросите любого рабочего колонии, то о Маурицио расскажут только с хорошей стороны. Он всем помогал, продукты отдавал… В Житомирской колонии полностью реконструировал санчасть. Я возила ему деньги, стройматериалы...

 

М.: На свободе можно было дом построить. :)

 

И.: Он сам укладывал плитку, шпаклевал… Кормил больных туберкулезом, ему их очень жалко… Даже наша система его не поломала, он слишком добрый. Это мать Тереза в мужском обличье. Я это говорю не потому, что его жена, все, кто его не знает, сначала: «Вот он старше тебя…», но потом они меня понимают. Его нельзя не уважать и не любить… Погиб его товарищ, другие бы забыли, а он на фабрике отвел место – в память о друге, там его фотография, цветы…

 

Когда Маурицио сломал ногу, Игорь его на руках носил… В принципе, у него есть инвалидность, но она ему не нужна. На зоне он перенес микроинсульт плюс на нервной почве появился диабет… Игорь был не просто партнером по бизнесу и другом, он был ему братом. Просто преданный человек. Не за деньги. Многие бы хотели общаться с ним из-за денег, но мы не умеем так выбирать друзей.

 

- С Аньелло после тюрьмы общались?

 

М.: Мы сидели вместе. Я простил того итальянца, который давал показания на меня… Я сам виноват…

 

И.: Все обвинения были основаны на показаниях свидетелях. Аньелло не говорил ничего против Маурицио.

 

М.: В тюрьме я видел очень много… Видел многих невиновных… Я не могу говорить об этом много... В Италии мафия - черная, в Украине – белая, понимаете?

 

Ж.: Еще факт. Тот итальянец, который дал на него показания, Маурицио сейчас его устроил на работу.

 

М.: Он тоже не виноват – на него надавили. Денег у него нет… Мне много людей задолжали, непростых людей. Когда у меня были деньги, я им помогал, когда денег не стало, они начали говорить, что это я одалживал…

 

«Главное, чтобы молоко не разбавляли»

 

- Насколько Вы удачный бизнесмен в Украине, по сравнению с тем, каким были в Италии?

 

- В Италии более свободно можно заниматься коммерцией. Здесь бюрократия. Я моцареллу могу делать в любой стране – ее знают во всем мире, но сейчас я хочу сделать тут. Для меня нет проблемы, где, главное, чтобы молоко не разбавляли. В Виннице я занимаюсь бизнесом принципиально – в память об Игоре, чтобы поддержать его сына.

 

 

И.: Маурицио в 13 лет пошел работать помощником технолога по моцарелле. Рано потерял родителей. Он седьмой в семье – самый младший, но он выдал замуж своих сестер, сделал свадьбу сестре, когда ему было 14 лет. Маурицио поэтому и не хочет возвращаться в Италию - с малых лет зарабатывал больше, чем все вместе взятые в семье.

 

М.: Как сказал мне недавно консул, когда поменяли паспорт – то была твоя старая жизнь, теперь все по-новому.

 

Когда прощались, Ирина сказала о просьбе ее отца: «Маурицио на десять дней младше папы, но папа называет его своим сыном». И тут Маурицио не сдержался: «А маму Любу я называю «Мамуля» :)

 

Вот так они живут вместе – 48-летний итальянец со своей молодой красивой женой и ее родителями. Это и есть их «мафия». А после майских праздников вкус настоящей моцареллы узнают винничане – она появится в продаже. Ее вручную будет замешивать Маурицио. У него свой рецепт и сыра, и судьбы…

 

niz